На главную страницу



    Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Фантастический роман   [ фэнтези приключения космос ]
Пользователя сейчас нет на форуме апостол
Дата 23.03.2016 - 18:43
Цитировать сообщение


Участник Форума

Группа: Совсем новички
Сообщений: 1
Профиль

Отзывы: [+0 | -0 | 0]


Пролог.
Было раннее утро. Солнце только показало над вершинами могучих деревьев самый край своей прекрасной огненной короны. Просыпались первые лесные птицы и начинали яростные перепалки. В речушке неподалёку возилась пара выдр, не поделив какую-то особо ценную добычу. С гор, что находились на западе, наползал легкий туман переливаясь розовым от восходящего солнца, прозрачный воздух был наполнен ароматами близкого леса. Резкий звук похожий на раскат грома, только глубже, заставил замолчать птиц, примерив в мгновение ока сестер выдр, покатился по долине, сбивая росу с травы, и рассеялся в лесу. На небольшом пригорке у речки в густой осоке стоял мужчина лет сорока. Короткие волосы были седыми, лицо еще только начали рассекать маленькие морщинки, особенно в уголках глаз цвета синего топаза. Прямой нос пересекал маленький еле заметный шрам, недельная щетина на упрямом подбородке как и волосы на голове была немного припалена. Его лицо выражало крайние удивление или даже недоумение, как будто человек шел в одно место, а попал в совершенно другое. Из одежды на нем была лишь одна небольшая старая потертая холщевая сумка через плечо. Человек постоял еще какое-то время словно прислушиваясь к чему-то, потом сделал шаг, наступив при этом на что-то мокрое и скользкое, выругался на неизвестном языке, замер на миг, потом решительно направился к реке. Небрежно скинув на берегу свою потертую сумку, он с видимым удовольствием искупался, затем одним прыжком вылетев из воды, оглядел себя со всех возможных ракурсов, и видимо оставшись довольным увиденным, расхохотался. Отсмеявшись, он еще раз окинул себя взглядом и вдруг спросил на одном из языков этого мира: - «Все вонючие демоны, из всех преисподних, но почему голый?» - и не дождавшись ответа продолжил:- «Это что-то новое, займусь как-нибудь на досуге» - и добавил задумчиво:- «Если он у меня будет».
Говорил человек медленно, словно пробуя новые слова на вкус, затем спел пару песен на том же языке, опять не на шутку развеселился:- «Мне здесь определенно нравится» - подумал он. –« Не случайно я здесь, не случайно, это точно. «Путь никогда не приводил меня туда, где я не нужен, а это означает, что моя цель, можно сказать мечта, всех этих бессчётных лет опять так же далека как и раньше. Ну и ладно, будем решать проблемы по мере их поступления». Последнюю фразу он сказал вслух и потянулся за своей старой сумкой.
………………………………………………………………………………
Я протянул руку взял сумку, надел, потом встал закрыл глаза и глубоко вздохнув начал настраивать своё «Я» и всю свою сущность к тонким вибрациям этого мира и всем видам тонких энергий которые проходили сквозь него в изобилии. Хотя если признаться честно мне было плохо, почти так же невыносимо плохо как тогда (в далекой молодости настолько далекой, что я уже иногда думаю о том, а не родился ли я таким сразу) - когда я в самый первый раз вступил на эту дорогу.
Эта боль не физическая нет, это боль иного плана, болит сама суть тебя и ты чувствуешь себя растянутым на сотни тысяч световых лет. Эта боль пришла сразу после начала слияния с новым миром, это было неожиданно и неприятно, но все закончилось довольно быстро.
Мир вокруг меня пошел серой рябью, изредка по ряби пробегали яркие белые искры, рябь поглотила меня и я наконец ощутил всю глубину этого нового мира. Все его беды и весь он был открыт для меня, все страшные муки и все удовольствия, радости и печали, мольбы и проклятья тайны и секреты, а самое главное я, получил доступ к потокам энергий проходивших через этот мир в достаточном количестве, чтобы не использовать различные накопители. И в третий раз за столь короткий период времени я по идиотски расхохотался, однако где-то в глубине моего сознания кляксой осталось стекать по нервам воспоминание о той почти забытой боли.
Открыв наконец глаза - снова был удивлен я находился в центре круга диаметром около десяти метров внутри которого всё было покрыто толстым слоем инея даже бабочки на цветах в свете поднимавшегося над миром светила выглядели хрустальными украшениями выполненными руками самого искусного ювелира. Легкие облачка пара поднимались от этих шедевров и теплый восточный ветерок уносил и рассеивал их по долине. И в центре этого великолепия гордо и без штанов стоял я в луже из расплавленного на половину, до состояния стекла небольшого песчаного пляжа. Легко можно представить себе, что здесь произошло в момент когда я раскрыл внутренний канал для слияния с новым миром меня атаковали дважды. Первый раз просто попытались вышвырнуть обратно в ту преисподнюю из которой меня сюда занесло, отсюда эта боль. А когда не получилось, образовалась сфера с температурой внутри , что меж звездами лишь встретить можно. В центре которой находился я, но и тут неведомых сторожей ждал сюрприз сработала сложнейшая защита, узел нитей из ткани мироздания сплетенных таким обозом, что находящийся внутри объект становится неуязвим для внешних воздействий вплоть до уровня планетарной катастрофы. В худшем случае меня просто должно швырнуть в одно очень неприятное место, в то самое место где я собственно и получил схему нужного расположения потоков тонких энергий. Той самой защиты, при этом тщательно уничтожив единственный носитель, а за одно избавил сущее от одной отвратительной твари…. Я запретил себе вспоминать подобное до приема пищи. В общем, защита ответила зеркально и вокруг меня полыхнуло, да так что песок у моих босых ног раскалился до бела и закипел. Теперь стремительно остывая творил на глади стеклянной лужи немыслимые узоры. Я мысленно прокричал хвалу великому Равновесию по воле, которого сам был явлен в сущее и радостно с песней про синие ночи и костры до небес бодрым шагом направился в лес
Cтарый, седой филин щурил свои огромные янтарные глаза, все напрасно, солнце уже достаточно высоко, пора спать, сегодня он уже навряд ли поест. Старость давно берет своё, охотиться становится все тяжелее, а глаза, которые раньше могли даже самой глубокой ночью увидеть мышонка в высокой траве теперь могут разглядеть разве что зайца, да и то при полной луне. От этих мыслей его неожиданно отвлек какой-то шум слева на опушке, филин медленно повернул свою голову и увидел человека. Он просто стоял и смотрел на него невообразимо синими глазами. Взгляд намертво приковал птицу к месту, не давая никакой возможности спастись бегством. Затем хватка резко ослабла, человек улыбнулся и сказал: «Ничего брат, ты им всем еще покажешь». На краткий миг вспыхнули две маленьких синих звезды, человек развернулся на месте и быстрым шагом направился к маленькой полянке. Там из старой сумки через плечо в которую без сомненья не поместился бы даже лесной кот он достал комплект одежды и обувь быстро переоделся. Подумав немного, он опять полез в сумку, вытащил защитные очки и надел на нос, затем его голова окуталась теплым золотым светом. Продлилось это маленькое чудо всего мгновение, внезапно подул легкий ветерок, сияние рассеялось. Лицо его почти не изменилось, только разве что стало немного моложе, и волос из снежно белого стал пепельным, а недельная щетина с тихим шорохом осыпалась на лесную подстилку. Человек накинул свою сумку, еще раз повернулся к ночной птице, приподнял очки весело подмигнул и сказал «Прощай брат, надеюсь теперь у тебя все будет хорошо» - повернулся сделал шаг и с тихим еле слышным хлопком исчез.
Долго еще в местных лесах среди охотников ходили страшные легенды об огромной черной птице с необыкновенными синими глазами, которая якобы крыльями может забить волка.
ГЛАВА 1.
Выскочил из подмирового пространства я на окраинах небольшого городка со звучным названием Великоград. Особенно если учесть, что население городка составляло чуть более десяти тысяч человек, а до ближайшего крупного полиса было больше трех сотен км, то название у города было самое подходящие. Незримый туман, что всегда плывет меж живыми во всех мирах через все сущее, услужливо нашептывал мне всю необходимую информацию. Решая как жить дальше я весело шагая ухоженными огородами приблизился к первым деревянным домикам. Осторожно прошел сквозь заросли вьющейся фасоли и замер в тени здоровенного тернового куста. Прямо передо мной на колесе от трактора под раскидистой яблоней мирно расположились два первых встреченных мною в этом мире представителя расы хомосапиенс. Не замечая меня, они увлеченно продолжали сервировку шикарного стола сделанного из крышки от унитаза и двух кривых досок. Чертыхаясь и хихикая, они выставили на это чудо дизайнерской мысли пакет квашеной капусты, треть батона и литр чего то подозрительно мутного и теперь упивались предвкушением скорого праздника. Нацепив на лицо самое дружелюбное выражение на какое только был способен я покинул свое укрытие и выйдя из за куста весело предложил:
- А не выпить ли нам шампанского господа?
Один из представителей славной расы хомосапиенс, маленький мужичок с круглым волосатым пузом и абсолютно лысой башкой подпрыгнул на месте от неожиданности и посмотрев на меня и безапелляционно заявил:
- Шампанское пьют токма бабы и буржуи!
- Так можем чего покрепче - опять предложил я и опережая вопрос который был готов сорваться с языка второго представителя этой славной расы предложил:
- Путешественник я, вот ходил на ваши болота смотрел. Действительно впечатляет!
- Да , что ты там мог увидеть, вот раньше бывало пойдешь на болота, как набьешь утками мешок другой… - начал вспоминать второй, импозантный мужчина лет пятидесяти с шикарными усами и огромным лиловым синяком под левым глазом
-Да - подтвердил лысый:
- Бывало что и больше, а теперь я уток вижу токма по телевизеру да пролетают когда мимо нас на зимовку.
- Так что ты там говорил про покрепче? У тебя с собой или бежать надо?
Я немного подумал и вполне серьезно спросил: - А что бы ты хотел выпить?
Где- то отчаянно заорали коты, лысый опять смешно подпрыгнул - Старого коньяка хочу и что бы не меньше десяти лет выдержки - выпалил он на одном дыхании - Что слабо тебе?
- Как тебя зовут человече - ласково спросил я.
- Вольдемар - засмущавшись нехотя ответил он, - Можно просто Вова, а это Иван Петрович - он указал на своего товарища который только что выпил мутной жидкости и теперь отчаянно боролся со своим желудком пытаясь удержать в себе этот дивный нектар.
- Петрович, а ты капустой её, капустой- посоветовал товарищу Вова.
Широко улыбнувшись, я великодушно произнес:
- Ладно возьмите свой коньяк - порылся в сумке и вытащил на свет бутылку литра на три покрытую слоем вековой пыли, затем протянул её озадаченному Вольдемару. Тот осторожно, словно это был младенец взял бутыль в руки, вытащил из кармана носовой платок не первой свежести и начал бережно протирать свою добычу. Тем временем Петрович наконец одержал победу в неравном бою с бормотухой (туман услужливо подсказал новое слово) прокашлялся и спросил:
- А что взамен?
- Да что взамен? Мы люди честные, работящие к халяве не приучены - встрял Вова, двумя руками прижимая к груди заветный бутыль.
- Да ничего особенного, давайте лучше выпьем этого божественного напитка, а заодно я вам расскажу, что от вас требуется - сказал я и вынул из своей сумки три серебряных стаканчика с затейливой резьбой грамм по сто пятьдесят каждый с интересом рассмотрел их затем передал Петровичу.
Бережно отковыряв сургуч (или то чем там замазывали бутылки сто лет назад я не знаю) Вольдемар очень аккуратно не проронив мимо не одной капли, разлил по стаканчикам янтарный напиток обладающий таким ароматом , что кружил голову, и поднимал в небеса, создавая прекрасные видения о теплых южных морях и знойных красотках которые своими стройными ножками давят спелые грозди винограда…..
-Ну, за знакомство! - вернул меня на грешную землю хрипловатый голос Ивана Петровича
- Как кстати тебя величать прикажешь, а мил человек?- с хрустом отправив в рот порцию капусты, поинтересовался Вова.
Я задумчиво посмотрел на коньяк в своем стакане,- а ведь и правда, как меня звать? Не знаю, что и ответить - некоторые мои прозвища при свете дня и произносить-то нельзя, а уж тем более имя. Боюсь придётся вам довольствоваться этим - «Монах», так называли меня в ту пору когда устав от бесконечных кровопролитных разборок в которые меня втянули высшие разумные я сбежал в один из тайных храмов ордена Равновесия, где предавался размышлениям и медитациям в течении очень долгого времени
- Зовите меня Монахом- великодушно разрешил я.
-О как, - крякнул Петрович: Божий человек значит?
-Не совсем точно, но можешь называть это так-
-Ну не хочешь не говори, чай не в прокуратуре - милостливо разрешил Петрович
-А к нам- то у тебя какое дело Монах?- поинтересовался Вольдемар, при этом почему- то не сводя глаз с моей сумки.
-А дело вот какое - я выпил уже второй стаканчик заботливо наполненный ( с горкой) для меня Иваном Петровичем
-Походил я побродил по вашим местам, да и решил, что хочу здесь жить остаться- :чем вызвал гомерический хохот и временную истерику у обоих.
Отсмеявшись и утерев слёзы они посмотрели на меня как на умолишенного, только что заявившего ,что он будет жить в мусорном баке и видно решив будто, я пошутил налили мне еще. Медленно процеживая коньяк сквозь зубы, я краем глаза следил за своими новыми знакомыми. Загадочно переглянувшись, друзья предложили немедленно выпить за родителей и сразу же помянуть покойных. При этом сами почти не выпивали, периодически искоса на меня поглядывая. Я давно уже все понял, решил ждать развязки, и немного форсируя события сказал:
-Хочу дом купить, побольше и чтоб с камином и лучше на берегу озера, рыбки там половить искупаться, может быть книжку напишу – детскую.
-Ага, книжка это хорошо, книжка это нужно - задумчиво протянул Вольдемар:- Ну давай тогда за детишек выпьем, как говориться за наше будущее.- и с этими словами всунул мне в руку грязный гранёный стакан наполовину заполненный бормотухой, не морщась я влил в себя этот яд закусил остатками капусты и начал клевать носом.
-Пойду отолью - сказа Вова и с этими словами отправился в сторону кустов за моей спиной, вскоре я услышал осторожные шаги приближающегося человека. Это вернулся мой новый знакомец, да не пустой в правой руке он держал внушительный обрезок водопроводной трубы. Подкинув в ладони свое оружие он хорошенько прицелившись к моему посеребренному годами затылку широко размахнулся и со всей силы на которую был способен врезал себе прямо между глаз.
Надо отдать ему должное врезал он от души, звук был потрясающий, такой сочный и глубокий, что я даже услышал, как от удара загудела труба в его руке. Обернувшись, я внимательно посмотрел на то, что совсем недавно было человеком, а теперь лежало на травке и видимо в агонии дрыгало левой ногой. Потянувшись к телу невидимой паутинкой, слегка коснувшись ею груди лежавшего человека, я понял - жив гаденыш и относительно здоров.
-Сидеть сука – :рявкнул я на второго, да видно переборщил с интонацией Петрович так и замер с бутылём моего коньяка в одной руке и серебряными стаканчиками в другой. Смертельно побледнев он смотрел на меня глазами полными животного ужаса, потом его затрясло он громко обделался и потерял сознание.
Над причиной столь странного поведения гадать долго не пришлось, встав с тракторной покрышки на которой мы так дружно, всего несколько минут назад выпивали. Я обошел небольшой вытоптанный пятак по периметру и с другой стороны яблони обнаружил большое треснутое пополам зеркало в массивной золоченой раме которое кто- то прислонил прямо к дереву. Мельком глянув на себя я обомлел, да уж тут не мудрено обосраться, хорошо еще не помер- бедолага. Я опять повернулся к зеркалу, на меня смотрел Демон. Худое лицо было перекошено злобной улыбкой а из под солнцезащитных очков пробивалось яростное, синее пламя. Будь очки не из моей сумки, а из простого магазина, то наверно просто испарились в мгновение ока и тогда судьба Ивана Петровича сложилась бы совсем по другому.
Усмирив огонь я еще несколько секунд постоял перед зеркалом и придав своему лицу строгое выражение вернулся к своим новым товарищам. Товарищи мои, однако все еще пребывали в стране сладких грёз и грезили каждый о своем, не стану я их приводить в чувства, пусть себе наслаждаются покоем, потом он им будет только снится. Ещё раз обойдя пятачок в надежде занять себя чем-нибудь, пока мои будущие помощники приходят в себя, я обнаружил кучу металлолома заботливо укрытую кем- то ветошью. Скептически осмотрев груду металла, я привычно расслабил мышцы и направил в самый центр нагромождения мощный поток тонких энергий несущих в себе силу не разрушения, но созидания. Я внедрил в этот поток простенькую схемку известную мне еще со времен практики в доме моего первого наставника - великого надо сказать существа и на тот момент единственного мастера тонких энергий аж в трех мирах. Отогнав воспоминания я критически оглядел, то что у меня получилось – это был небольшой трон с высокой спиной в виде крыльев летучей мыши. На месте подлокотников красовались два черепа с оскаленными клыками, а в их пустых глазницах горел дьявольский огонь, сиденье было выполнено в виде свернувшейся в кольца змеи, голова которой покоилась на одном из черепов, а точнее на правом. Оставшись доволен увиденным я переместил трон под яблоню (ну не тащить же его в самом деле) поближе к своим новым помощникам. Затем не спеша подошел, по пути слегка пнув ногой Вольдемара, на что он никак не отреагировал и царственно усевшись в свое творение стал ждать пробуждения моих будущих соратников.
Интерлюдия.
Далеко, очень далеко, за бездной световых лет на самом краю сущего за которым лишь - великое ничто где нет ни времени ни пространства, где как в родильном доме в великих муках рождаются новые вселенные. Так вот на самом краю сущего плыла в межзвездном пространстве, огромная огненная сфера ,она переливалась и пульсировала словно живая, внутри сферы в самом центре встретились три существа высшего порядка. Выглядели они в своем истинном обличии как сгустки живого света. Для общения они использовали мысли, облекая их в образы, и если попробовать перевести на язык понятный читающему, то получилось бы следующее:
-С одной из материнских планет, задействованных в проекте «БОГ» поступил сигнал о вторжении, сработали оба уровня защиты, это говорит о том, что гость как минимум был уровнем не ниже мастера….
-А почему был?- перебил его второй: Ты так уверен в своей защите?
-А ты бы выжил три часа при - 280 градусах, при нулевом давлении без защиты устало огрызнулся первый.
-Да пожалуй - согласился второй: Но все же какое –то время я бы смог продержатся, достаточное для подготовки рывка в безопасное место.
-Только в том случае если он смог каким-то образом уничтожить сторожа, есть шанс, что он жив.- тихо сказал третий
-Не сходи с ума это невозможно, только кто-то из наших мог такое провернуть, а они не покидали пределов Пояса Жизни вот уж несколько веков я точно знаю.- опять начал заводится первый
-Вы всегда забываете о бродягах, которые обречены на вечные скитания в погоне за только им ведомой мечтой и признающих только одну силу во всем сущем РАВНОВЕСИЕ, то самое равновесие которое мы нарушаем где только можно, да и где нельзя тоже.- Так же тихо сказал третий
-Чушь их никто не видел уже тысячи лет, говорят они ушли за пределы сущего в своем вечном поиске и теперь бродят где-то в великой пустоте - проворчал первый
- В общем так чушь это или нет, а проверять все равно нужно все прекрасно помнят, ЧТО на кону. Завтра соберёте экспедиционную группу, и отправите на планету, откуда поступил сигнал - резко оборвал третий: Все встреча окончена, не смею никого более задерживать.
Глава 2.
Первым очнулся Вольдемар, жалобно простонав он кое как смог встать на карачки, пошатнулся и снова завалился на бок, на его лбу как гора Эверест рвалась в высь огромная шишка. Под обоими глазами наливались две фиолетовые гематомы, а в глазах полопались сосуды от чего они стали насыщенно рубинового цвета, ну чистый болотный чёрт. Видал я таких, обитают они во многих мирах и везде где только могут стараются нагадить по максимуму.
- Давай, давай вставай герой, пока я из тебя все твое дерьмо не вытряс, поверь тебе не понравится- улыбаясь и скаля шикарные клыки (пришлось быстренько отрастить) ласково сказал я.
-Т-ты к-кто ттак-кой?- дрожащим голосом проблеял Вольдемар
-Я - то, а сам как думаешь?
-Ты же ведь не Дьявол, да? – немного окрепшим голосом спросил он.
-Нет не Дьявол - обнадёжил я и сразу успокоил: Я гораздо хуже!
Нашу беседу прервали горькие рыдания- это пришел в себя Иван Петрович и теперь сидя на земле плакал навзрыд размазывая грязным кулаком сопли по своему и так многострадальному лицу.
Чего тебе от нас на-а-адо?- заскулил Петрович – Отпу-усти-ии нас домой, у меня трое детей и мама больна-а-ая – и снова горько заплакал.
- Не свисти, мать твоя умерла 10 лет назад от цирроза , а твой единственный сын отбывает срок за преднамеренное убийство, где-то под Салехардом. Я решил сразу пресечь все попытки мне соврать. Петрович ошарашено посмотрел на меня, затем засунул руку в штаны, вытащил, перевел взор с меня на руку и разрыдался пуще прежнего. Посмотрев ещё немного этот балаган, я решил разрядить обстановку:
- Эй ты, единорог, а ну ползи сюда - и поманил пальцем Вову:
- Возьми эту кучу дерьма - я брезгливо указал на его напарника:
-И тащи его на озеро, вымойтесь там хорошенько. На все про все вам пол часа и упаси вас бог опоздать хоть на одну секунду. Выверну и высушу на ярком солнце, всё ясно?! Они разом кивнули, затем помогая друг дружке, спотыкаясь и падая направились в сторону озера.
Оставшись наконец в одиночестве я решил немного расслабится и подумать и ведь было о чем;
Первый вопрос, как я здесь очутился можно откинуть сразу – то что это проделки Равновесия сомнений не было. Сам я уже давно почувствовал --не все ладно с этим миром его будто разрывало на две части, миру было очень больно. Мир молил о помощи и его мольбы были услышаны. Меня просто завернули с половины пути во время очередного перехода. И вот я здесь и пробуду здесь ровно до тех пор, пока не будет восстановлен баланс во всех тонких структурах этого мира, то есть Равновесие.
Вопрос второй и самый насущный, кто поставил сторожа и зачем такой уровень защиты, от кого? Жаль не успел разобраться в схемах заложенным в сторожа его создателем, тогда я бы точно знал чьих это рук дело, хотя и так было ясно откуда ветер дует. А задувало явно из Пояса Жизни, если так, то в ближайшее время следует ждать гостей, этих высокомерных censoredов считающих себя вершителями судеб всех разумных и во всем сущем- наивные бессмертные идиоты, как же я от вас устал!
И вопрос третий, чем я смогу помочь этому миру и как это сделать менее бескровно - терпеть не могу не запланированные жертвы, потом очень трудно восстановить баланс между живыми. Оставив последний вопрос без ответа я решил, что на сегодня вопросов достаточно, сладко потянулся и с головой нырнул в инфосферу планеты. Уже через пару минут я имел внушительный банковский счет в одном из престижных банков и биографию на имя Монахова Степана Степановича, 40 лет от роду военного пенсионера и орденоносца проживающего в славном городке со звучным названием Великоград.
Через тридцать с небольшим минут вернулись мои новые знакомцы и тихо так, как две маленькие испуганные крысы устроились под деревом прямо перед моим импровизированным троном и не ожидая ничего хорошего испуганно уставились на меня. Я не спеша снял очки и строго посмотрел на них. Видимо огонь бушевавший там совсем недавно не удалось усмирить полностью. По вытоптанной полянке побежали блики, будто солнечный свет попал на грани большого топаза синего цвета и отразившись весело прыгал с предмета на предмет проникая даже в маленькие щели и трещины. Решив, что на сегодня хватит спецэффектов я снова погасил огонь на этот раз окончательно, и сменив гнев на милость ласково произнес:
- Ну, что будем дружить?
- :ответом мне была гробовая тишина и только тихий перестук зубов Ивана Петровича дал понять мне, что я был услышан.
-Не слышу ответа - :чуть более строго произнес я.
-Конечно, мы с тобой дружить, а ты нас завтра в котел.. и поминай как звали -: отважился высказать (видимо общее мнение) более смелый Вольдемар.
Неимоверным усилием воли мне удалось сохранить строгое выражение лица.
- Нет, вас я жрать не стану - :Поспешил я успокоить Вову:
- Гнилые вы насквозь, я предпочитаю младенцев или на худой конец юных девственниц,- мечтательно заявил я и сладко сглотнул слюну.
Поняв по их совершенно обескровленным лицам на которых (словно спелые сливы еще четче проступили недавние гематомы), что здорово перегнул палку, я широко улыбнулся и пряча свои шикарные белые клыки миролюбиво произнес:
- Да пошутил я, вы мне совсем для другого нужны, будем вместе ваш мир спасать - Вы как не против? : возражений не последовало я слегка приподнял правую руку сжал в кулак и продолжил:
- Для начала приведём вас в порядок -
: Вены на моей руке привычно наполнились холодным белым огнем, я резко разжал кулак и на совершенно ошалевших от всего происходящего не самых лучших представителей расы хомосапиенс, обрушился поток чистого белого пламени. Он нес в себе по мимо заложенных в него схем обновления и усиления организма, частику того самого первого огня, который был зажжен в великой пустоте 14 миллиардов лет назад тем кого я так тщетно ищу всю свою бесконечно долгую жизнь.
Я посмотрел на двух скорчившихся передо мною людей, они лежали на выжженной земле в позе эмбриона и тихо постанывали.
- Вставайте лежебоки, все уже закончилось - приказал я.
Помогая друг дугу они поднялись и принялись недоверчиво себя ощупывать видно до сих пор не веря, в то что яростное пламя которое секунды назад яростно бушевало вокруг не причинило им никакого вреда. Как по команде они подняли на меня свои совершенно ясные взоры и на их абсолютно чистых безо всякого следа недавних увечий лицах засветились счастливые и одновременно глупые улыбки.
Маленький серый мышонок, который совсем недавно выкопал свою первую в жизни нору в корнях огромной яблони, что росла сразу за огородами, чуть не умер от страха когда с потолка его такого уютного и надежного жилища на него вдруг обрушился шквал нестерпимо яркого света. Мышонок крепко зажмурил свои черные глазки бусинки и приготовился к самому худшему, однако ничего плохого с ним не случилось, только разве, что его такая просторная нора вдруг стала очень тесной. Кое как дождавшись когда уйдут люди, что суетились прямо над ним. Мышонок с огромным трудом протиснулся к выходу, при этом вываливая наружу большие куски земли вперемешку с мелкими камнями, он наконец смог открыть глаза и оглядеться. Огромная серая с легкой проседью на спине мышь смотрела на мир красивыми глазами цвета синий топаз.
Глава 3.
Надо отдать должное моим ребятам, пришли в себя они довольно быстро, пощупав, похлопав поприседав и попрыгав на месте словно пробуя на вкус свои «новые» старые тела. Они с любопытством разглядывали друг друга с детским восторгом подмечая те незначительные на мой взгляд изменения которые были привнесены в их организмы во время трансформации. Я немного подкорректировал рост, вес, изменил (совсем немного) костную и мышечную структуры. Убрал на мой циничный взгляд все лишнее и добавил немного от себя. И вот теперь, то что получилось весело прыгало передо мною и перебивая друг дружку засыпало меня вопросами типа:
- А у меня теперь, что всегда будут такие сильные руки? – или - У меня больше ничего не болит, я что выздоровел? Также их интересовало как я это сделал, навсегда- ли это, и смогут ли они теперь накостылять долбанному козлу Серегё с улицы «Красных Космонавтов» и всей его долбанной банде. Серёгу я лично не знал, однако искренне заверил их, что смогут и не только накостылять, но и вырезать всю его семью до третьего колена, если возникнет такая необходимость. На что мне сказали: - Серёга он конечно редкостная сука, но это уже перебор – Хороших звиздюлей будет вполне достаточно. Наслушавшись достаточно, а заодно сделав для себя определенные выводы, я резко прервал их словами:
- Нужно до наступления ночи снять небольшой дом или коттедж еще купить продуктов на неделю и так по мелочи кое- чего, короче вот вам деньги:- с этими словами я полез в сумку и недолго там покопавшись, вытащил на свет божий пригоршню смятых пятитысячных купюр:
- Этого вам хватит с лихвой, что останется ваше, но предупреждаю сразу, не экономить, если что я вам еще выдам. Задача ясна? - Тогда выполнять:
- мои орлы сорвались было с места, но я, вспомнив о том что надо бы дать им список резко остановил словами:
- На месте стой!- и поманил к себе Петровича:
- Поди-ка сюда, вот тебе список, что б вы чего не напутали:
- С этими словами с моего указательного пальца на правой руке сорвалась яркая белая искра и словно маленькая пуля врезалась ему прямо в лоб. От неожиданности он даже присел и часто заморгал, потом посмотрел на меня с удивлением и восхищением. Я же не без удовольствия отметил, что не вижу больше в его взгляде, того животного ужаса, который плескался там еще несколько минут назад, лишь восхищение и как не странно глубокое раскаяние и желание хоть как- то загладить утренний инцидент, даже ценой собственной жизни. О причине такой резкой перемены я знал, но Иван Петрович озвучил ее сам:
- Рак у Вовы, болело у него все, потому и пил страшно, а теперь не болит. Ты его вылечил, да:- скорее поставил точку, чем спросил он. Я просто кивнул и сказал:
- На закате жду вас на озере там где старый пляж упирается в кедровый подлесок есть беседка и пожалуйста, без опозданий в гневе я страшен: на всякий случай напомнил им и собрался было уйти, но заметил, что они не уходят, а стоят, переглядываясь и переминаясь с ноги на ногу.
- Ну что еще?- устало, спросил я. Ко мне подошёл Вова и робко спросил:
- А можно мы будем звать тебя Боссом?
- Можно - : я дружески хлопнул его по плечу, от чего Вову слегка повело и ещё разок прошелся по поляне, по собирал разбросанные стаканчики из чернёного серебра бережно подобрал бутыль ( там еще плескалось литра два с половиной) уложил это всё в свою сумку. Дезактивировал схему на своём творении ( трон тут- же осыпался на утоптанную траву мелко дисперсионной пылью ) и не спеша побрёл в сторону лесного озера. Пройдя метров тридцать, я обернулся, посмотрел в след удаляющимся в сторону города, новоиспеченным адептам Равновесия и немного подумав, послал им вслед защитника так, на всякий случай.
Пройдя по нахоженной тропке через густые заросли боярышника, я очутился на берегу большого лесного озера. Жизнь здесь била ключом, над водной гладью цвета слабо заваренного чая (это торф с болот, что приносили многочисленные ручьи придавал ей такой цвет) почти касаясь крылом воды и отчаянно щебеча стайки мелких лесных птиц гонялись за насекомыми. В зарослях камыша неподалёку рыжая ондатра деловито обустраивала своё жилище готовясь к скорому пополнению семейства. Где-то вдалеке переливался задорный детский смех то затихая, то вновь взрываясь весёлым визгом, а прямо у меня под ногами на жёлтом песке грелись маленькие изумрудные ящерицы. От всего этого меня охватило давно забытое, такое тёплое чувство умиротворения. Быстро скинув одежду, я с наслаждением выкупался и с размах плюхнулся на теплый песок, беспардонно распугав мелких изумрудных рептилий. Перевернувшись на спину я уставился в бездонное синее небо. Так и лежал бы до скончания веков ни о чем не думая не куда не спеша не разрываясь между долгом и мечтою, эх не жизнь, а малина. Однако в голову мою все настойчивее пробивалось предчувствие скорых и не самых приятных перемен, которые не сулили мне ничего хорошего. Прогнав прочь от себя подобные мысли я встал не спеша оделся и не одевая обуви, босиком поплелся по тёплому песочку к месту встречи со своими новыми друзьями.
К беседке, что находилась в весьма живописном месте среди негустого подлеска состоявшего преимущественно из молодого кедра и каких-то очень колючих кустов источавших тонкий сладкий аромат, я подошел задолго до назначенного срока. Дав небольшого крюка, что - бы не продираться через густые, пахучие заросли которые доходили мне до пояса я тихо подошел к деревянному строению давно почерневшему от времени и непогоды. В беседке двое хомосапиенс соответственно мужского и женского пола самозабвенно занимались любовью, при этом громко пыхтя и ритмично раскачивая хлипкое строение.
Подождав, пока они закончат все свои дела я вежливо постучал копытом по железнодорожной шпале, что служила порогом в этот храм любви и весело хрюкнув спросил:
-Не подскажете как пройти в библиотеку?- При этом я живописно почесал длинным кривым когтем свой влажный пятак нежно розового цвета.
Те, кто говорит, что телепортация пока недоступна для людей – безбожно врут. Только по клочкам одежды на обломанных колючих ветках, да слабом затихающем треске бурелома в дали, можно было догадаться о том, что они всё же не испарились, а просто очень быстро ретировались оставив меня в одиночестве умирать от смеха на старой почерневшей от времени скамейке.
Удобно расположившись за большим деревянным столом вдоль и поперёк исписанным глубокомыслеными изречениями типа « Люблю я Машку за её ромашку ». Я накинул на беседку полог тишины, привел в порядок свою физиономию вернув ей прежний привычный облик и принялся выгребать из своей сумки необходимые для общения с одним моим старым знакомым предметы. Выудив из недр сумки простенькую железную подставку на ножках в виде лапок одного очень красивого экзотического насекомого, я водрузил её в центре стола. Порывшись еще немного бережно вынул из своих закромов старую потертую бархатную коробку бордового цвета. Аккуратно двумя пальцами, словно очень ядовитого паука я вынул из неё необычный кристалл мутно зеленого цвета. От моего прикосновения кристалл зашипел, начал постреливать маленькими зелеными искрами. Я так- же аккуратно вставил его в центр железной подставки. Камень вспыхнул как маленькое зеленое солнце, сразу угас и через краткий миг стал пульсировать мягким тёплым светом, отбрасывая причудливые зелёные блики на моё лицо и руки. Сосредоточив в центре кристалла несколько мощных энергопотоков, я прошептал на давно забытом языке формулу призыва и стал ждать.
Ожидание, как я и предполагал, продлилось довольно долго, всё - же между мной и вызываемым объектом пролегала бездна световых лет. Однако через минут десять, пятнадцать кристалл перестал пульсировать, поменял цвет с зеленого на глубокий черный, став похожим на маленький кусочек ночного неба с крошечными мигающими точками далёких звёзд.
Прямо на против меня за столом сидела проекция человека или точнее не совсем человека, но существа один взгляд которого повергал в священный трепет целые империи и межгалактические союзы. Теперь он отошел от дел и находился в добровольном заточении в одном из необитаемых миров, что в созвездии Водолея. Где он теперь придавался размышлениям о вечности и тщетным попыткам разгадать замысел творца.
- Давно не виделись -: приятным басом, от которого задрожала вся многострадальная беседка, пророкотал он.
- В какую творцом забытую дыру тебя опять завело твое Равновесие? И что такого могло случится, что ты вышел на связь таким экзотическим способом?: - он покосился на чёрный камень посреди стола.
- Равновесие оно не моё оно общее: слегка обижено пробормотал я глядя прямо в его бездонные с горизонтальными зрачками глаза.
- И не дыра это вовсе, а вполне приятный мир населенный в большинстве своём вполне приличными людьми, к тому же этому миру грозит страшная беда и если не вмешаться прямо сейчас, то цивилизацию, а может и всю планету неизбежно постигнет участь Араты: -на одном дыхании выпалил я по прежнему не отводя взгляда от его страшных бездонных глаз.
Проекция вдруг пошла рябью от разразившейся на том конце канала (после моих последних слов) нешуточной бури способной в один миг поглотить целый континент.
- Опять они - : заревел мой визави, а я в свою очередь ещё раз похвалил себя за то, что предусмотрительно навесил полог тишины над местом нашей беседы, иначе поваленными деревьями не обошлось бы. Наверное зря я про Арату вспомнил, это был прекрасный мир в котором жили удивительные существа единственной целью которых было созидание. Много поразительных вещей принесли они в сущее. Пока в один прекрасный погожий день их планету не посетили эмиссары Пояса Жизни (высшие разумные почему- то считающие себя богами). Дальше случилось, то что случается всегда с теми кто не хочет жить по законам принятым в Поясе. Арата была разграблена, выжжена и превращена в бесплодную пустыню, а остатки населения рассеяны по вселенной. Мой собеседник считавший Арату своим вторым домом находился в это время далеко и не успел вмешаться. Недолго погоревав он поклялся страшно отомстить и отомстил бы, но узнав кто идет по их бессмертные души, они намертво закрылись от всего сущего в своем благословенном поясе, где безвылазно и пребывали в сытости и благополучии многие тысячи лет.
И вот снова гордыня и чувство собственной исключительности взяли верх над инстинктом самосохранения, а может слухи о том, что собеседник мой отошел от дел и пребывает в добровольном заточении дали им повод снова почувствовать свою безнаказанность и выползти за пределы своего такого безопасного мира. Вот только про меня они напрасно забыли, ну что ж придёт время, я обязательно напомню.
-Да очень похоже, что они -: и я рассказал ему все что знал сам и о чём только догадывался. Он внимательно меня выслушал и видимо сделав те же выводы что и я задумчиво сказал:
- Это правильно, что ты воспользовался для вызова кристаллом, если сторож был их работой, а я в этом ни капли не сомневаюсь, то они отслеживают любые сигналы исходящие отсюда. Что касается кристаллов связи для них это древняя технология им и в голову не придёт, что кто–то может ей воспользоваться, да еще у них под самым носом .Чем я могу помочь тебе, проси, сделаю все что смогу, сам понимаешь в моем нынешнем положении могу не все, но многое.
- Для начала мне нужна любая информация какую сможешь добыть о всех передвижения в Поясе Жизни, так же мне нужно знать откуда придут гости и куда потом пойдет самый первый отчёт, это важно:- подчеркнул я.
И теперь по возможности, пусть кто нибудь из твоих бывших подопечных пошумит неподалеку и пожалуй ещё…..: - я замолчал немного подумал и добавил:
Пока все, если что понадобится я с тобой свяжусь.
- Пообещай мне, что эти твари вспомнят Арату: с горькой улыбкой попросил он
- Обещаю: просто сказал я.
Он легко разорвал канал связи, я аж позавидовал, мне понадобилось бы несколько минут. Кристалл стал затухать, снова сменил цвет, помутнел и угас.
Посидев ещё немного в тишине, я убрал полог и на меня сразу словно водопад обрушились все звуки этого густонаселенного мира. Пение птиц резануло по перепонкам отчаянным свистом и заливистым щебетанием, вдалеке кто- то с шумом вошёл в воду, а над пахучим кустарником с тяжёлым гулом суетились пчёлы. Пособирав обратно в сумку все свои бесценные предметы я растянулся на скамейке и стал ждать возвращения из города своих новых помощников.
Едва солнце коснулось краешка леса и позолотило вершины деревьев я услышал как матерясь и споря о чем- то, вернулись мои верные оруженосцы. Они не особенно напрягаясь тащили две огромные спортивные сумки и большой туристический рюкзак из которого торчали три телескопических удочки и здоровенный подсак. Свалив всё это в кучу на пороге беседки, они преданно уставились на меня, ожидая видимо похвалы или хотя бы легкого одобрения, однако получили следующие:
-Какого хрена вы в драку полезли? - : грозно спросил я, указывая на их сбитые костяшки, которые они тщетно пытались спрятать за спиной и в карманах новых модных штанов. Первым (с абсолютно честным лицом) начал вдохновенно врать Вольдемар.
-Так мы и не собирались, шли себе никого не трогали, тут эти пид….:
- Пассивные гомосексуалисты:- поправил его более образованный Иван Петрович.
- Так вот я и говорю, идем мы значит, а тут эти как их противные натуралисты навстречу, ну и давай слово за слово, хреном по столу, а тут еще Серёга подтянулся вообще конченый натуралист. В общем, начали они над нами издеваться, да потешатся только мы все стерпели, ну а когда они хотели заставить нас собачье говно жрать, тут уж мы не выдержали, извини Босс, и накостыляли им по первое число.
- И огромное тебе человеческое спасибо за то, что ты снами сделал, кабы не твоё колдовство, все пропали бы, не сносить нам буйных голов, И дело бы твое важное провалили и сами почём зря погибли:- на этой патриотической ноте он закончил и с надеждой посмотрел на меня.
- А теперь послушаем мою версию: - сказал я и скользнул по глади тумана.
- Наверное было так, первым делом на конечной остановке автобуса номер восемь вы встретили трех своих корешей у которых за бутылку портвейна узнали где сейчас находиться ваш давешний обидчик. Пошли туда и устроили засаду. По мере того как я продвигался к финалу, лица у них вытягивались все больше, а залихватской удали в глазах становилось все меньше.
- Дождавшись появления пресловутого Сергея, вы как два коршуна набросились на него, а так же на сопровождавших его лиц и с применением почти всех известных комплексов рукопашного боя, покрошили в мелкий винегрет. Не вмешайся защитник было бы у вас на совести сейчас восемь трупов, а так только переломы и растяжения: Я посмотрел на Петровича и добавил:
- Засовывать поверженному врагу в рот собачьи какашки низко и недостойно настоящего воина.
На них было жалко смотреть: Ну, так все было? - :спросил я
- Или я что –то пропустил? Может быть какие-то детали, так можем припомнить.
- Нет Босс не надо, я все понял можешь превратить меня в жабу, но так надо было сделать: заявил Вова
- Мне собственно добавить нечего, кроме разве что меня не надо в жабу, в кого угодно только не в жабу-: выдавил из себя Петрович
- Хорошо я подумаю над твоим будущим обликом: пообещал я ему.
Посмотрев на их бледные рожи я сжалился:- Ладно, не напрягайтесь вы так, тут и моя вина есть, живите пока людьми, до следующего косяка.
- Вы тут дом сняли, неподалеку .- Хватайте хибари и ведите меня в мое новое пристанище: повелел я вставая и потягиваясь.
Поняв, что расправа откладывается, мужички повеселели, живо похватали вещи и в припрыжку прямо через колючие кусты (видимо коротким путем) направились в лес.
Глава 4
Дом к которому мы подошли после получасового блуждания впечатлял своими размерами. Одноэтажный с огромной мансардой сложенный из дикого камня он стоял брошенный не один десяток лет, с забитыми окнами и дверями. Рядом находился маленький запущенный яблоневый сад, который плавно переходил в дремучий лес. К озеру вела заросшая молодой травкой мощеная красным камнем дорожка, а на берегу был небольшой гнилой причал на три лодки, которые валялись тут же рядом в камыше.
Перед парадным входом росли две старые кривые берёзы, дверь была наглухо забита крест на крест двумя толстыми сучковатыми досками. Велев своим подручным вскрывать всё, я отправился на берег озера, там я уселся на еще тёплый песок, поймал последний лучик заходящего светила и накинул на свои временные владения полог отчуждения. Теперь только двое смертных могли свободно посещать мою резиденцию, что касается бессмертных, то только по моему приглашению. В любом другом случае нас просто не найдут. Я посмотрел на озеро оно покрывалось легкой дымкой от испарений, которые поднимались в быстро остывающий воздух и рисовали над гладью тёмной воды причудливые фигуры.
Когда я вернулся то увидел, что двери уже аккуратно вскрыты и внутри в темноте прыгает по темным комнатам луч довольно мощного фонаря. Мне фонарь был не нужен, я прошел в просторный зал. К северной стене этого обширного помещения с высоким потолком на котором просматривались массивные деревянные балки примыкал огромный камин с широким дымоходом и чудовищным зевом закрытым массивной чугунной решёткой.
Как я узнал от своих подельников, дом когда- то принадлежал местному партийному чиновнику и являлся его зимней резиденцией, потом власть сменилась, чиновника посадили, а дом так и остался на попечении города. У которого, спустя долгие годы, его за десять тысяч рублей, три бутылки водки и килограмм бананов, арендовали на год мои незаменимые помощники. Я любезно попросил натащить дров ,растопить наконец камин и принялся стаскивать пыльные чехлы с диванов и больших высоких шкафов, так же я обнаружил большие в мой рост напольные часы.
Совершенно непостижимым казалось то что особняк и прилегающую территорию за все эти годы не тронула рука вандала, даже следов пребывания бездомных или молодежи ищущей уединения нигде не наблюдалось. Высокие шкафы были заполнены книгами в основном по теме научного коммунизма, но были и художественные и по истории, а также сборник трудов вождя мирового пролетариата …..
-Босс мы тут давеча, ну пока ты к озеру ходил, светится начали, это что было?: оторвал меня от созерцания библиотеки обеспокоенный голос Вольдемара, который только что притащил огромную охапку дров и переминался с ноги на ногу у меня за спиной.
-Это вы пропуска получили –объяснил я
-Какие пропуска?- не понял он
-В сам особняк и на прилегающую к нему территорию- терпеливо пояснил я.
-И вообще зови Петровича, у меня к вам разговор есть, а то замучаете потом вопросами. Через несколько минут он привел не на шутку обеспокоенного вызовом Петровича, велев им присесть на старый кожаный диван, я начал.
-Буду предельно краток. Давным -давно сразу после рождения, во вселенной творился сущий хаос. Тогда вселенной было явлено Равновесие( вам оно известно как темная материя), когда хаос наконец был упорядочен смогла появится разумная жизнь. Жизнь появилась и по мере своего развития стала нарушать Равновесие, тогда ему потребовались инструменты для восстановлении баланса. Я один из этих инструментов, вы в свою очередь работаете на меня, а значит являетесь адептами Равновесия. Хотите служить Равновесию добровольно и без принуждения?
-Страшных клятв не требуется, достаточно простого Да
- ДА- не задумываясь, хором ответили новоиспечённые адепты.
Я для убедительности слегка сверкнул глазами и озвучил первый официальный приказ:
-Растопите всё таки этот камин и идите чините баню она там за дровяным сараем, чтоб к утру управились. Будет вам олухам наука как грабить мирных путников и драки с тяжкими телесными устраивать:- с этими словами я отпустил их сел в кожаный диван и закрыл глаза.
Я грезил о далеких мирах, о том как наконец встречу того, за кем так безуспешно пытаюсь угнаться спотыкаясь и падая, набивая синяки и шишки, а заодно пытаюсь по мере сил восстанавливать нарушенный баланс, там где это требуется. Я думал о том, что скажу ему при встрече и о том что он мне ответит……
Меня кто-то безжалостно теребил за руку:- Босс проснись, мы огонь распалить не можем, долбанные дрова отсырели совсем, а бензину у нас нет.
-К твоему сведению сон как таковой мне давным - давно не нужен, это я так релаксирую, а ты негодяй мне мешаешь:- недовольно проворчал я обращаясь к бесцеремонно оторвавшему меня от мечтаний Петровичу.
Я поглядел на кучу дров, которую они напихали в камин, заставил половину вытащить, а их самих отойти от греха подальше. Полыхнуло здорово в комнату огонь не пошел, зато представляю, как из трубы на крыше полетели искры и дьявольское пламя устремилось в ночное небо. Тем ни менее огонь в очаге весело горел, тяга была превосходная, а мои соратники радовались как дети.
- И на будущее прежде, чем беспокоить уставшее начальство, хорошо осмотритесь вокруг, в мансарде наверху стоит 10 литровая канистра керосина: открыл я им страшную тайну и добавил:
- Там во дворе за стеной, кусты немножко горят, вы бы потушили пока не поздно: Похватав ржавые ведра, оставшиеся еще от старых хозяев, они умчались в сторону озера.
Оставшись, таким образом, в одиночестве я потянулся к огню в очаге и одним властным движением заставил его вибрировать в унисон с моим сознанием.
Во всем этом, таком большом и таком маленьком одновременно мире вспыхнул и погас живой огонь. Во всех свечах, во всех факелах и кострах, лесных пожарах и доменных печах, везде где сейчас цвел его прекрасный цветок пожирая плоть этого мира.
Я с хитрой улыбкой потер руки, вот теперь пускай пребывают, гости дорогие, где бы вы теперь не вылезли, я узнаю, обязательно узнаю и приму необходимые меры. В том, что они так и не научились скрывать свой неестественный не живой огонь, неизбежно возникающий при их вторжении в мир (иначе и не скажешь) я ни капли не сомневался. Думаю ещё дня два, три у нас имеется, необходимо провести их с максимальной пользой. После моего слияния с древней стихией от меня поднимался легкий дымок и глядя на его невесомые голубые струйки я снова улетел в страну своих сладких грез.
С первыми лучами солнца я вынырнул из сладкого омута загадочных видений и смутных предчувствий, резко подскочив на своем кожаном диванчике я с удовольствием потянул застоявшиеся мышцы. Оглядевшись еще раз при свете дня, я убедился, что за эти несколько часов ничегошеньки не изменилось, разве только на старом кожаном диване как выжженное на крупе лошади клеймо отпечатался мой скромный силуэт.
Решив начать этот день с доброго дела, я отправился на поиски своих подручных. Они нашлись довольно быстро в старой бревенчатой баньке, видимо работали не покладая рук всю ночь до самого рассвета и добились таки результатов. За прошедшую ночь они переложили старую печь, выровняли доски пола, поставили на место большую чугунную ванну, навели за собой порядок и теперь сладко спали в предбаннике, укрывшись старыми пожелтевшими простынями, которые нашли тут же в недрах старинного комода сиротливо стоящего в углу.
- Подъём -: страшным голосом заревел я, с них аж простыни посдувало.
Они подскочили как ошпаренные, спросонья хлопая соловьиными глазами, и начали по очереди оправдываться:
- Мы только на минутку, всю ночь глаз не смыкали -: выпалил Вова.
- Только печь просохнет и можно протапливать -: дополнил его Петрович.
- Молодцы -: я наконец снизошел до похвалы.
- А сейчас давайте чего - нибудь быстро поедим и за работу, сегодня многое надо сделать еще до полудня.
С этими словами я направился потрошить вчерашние сумки безнадежно забытые всеми в суете минувшего вечера. Удобно расположившись на широких, стертых множеством ног ступеньках парадной я приступил к вскрытию первой, на вид самой тяжёлой из них, вскрытие показало; 11банок тушёнки, 6 булок расплющенного хлеба, два комплекта зимней одежды, один набор автомеханика. И изюминкой всего этого безусловно была двух литровая банка меда заботливо уложенная каким- то идиотом в самую середину, в аккурат между тушенкой и набором автомеханика. Банка конечно лопнула и залила своим липким душистым содержимым все до чего оно смогло дотянутся.
Мысленно я поздравил Вольдемара с высоким званием «идиот дня» и открыл вторую на вид меньшую сумку. Там дело обстояло гораздо лучше, две коробочки с дешёвыми сотовыми телефонами лежали вместе с ещё двумя комплектами одежды. На всем этом возлежал большой пакет с едой, я хищно улыбнулся и прекратил свои поиски. К слову сказать я не нуждаюсь в пище, а ем просто так из любви к процессу, это как эмоции у меня их нет давно, так давно, что я сомневаюсь, были они эти чувства на самом деле или это бред моего уставшего от бесконечной гонки за призраком разума. Но я могу чувствовать эмоции окружающего меня мира, а соответственно могу испытывать те же чувства, что и окружающие меня существа. Это как лёгкий наркотик, слегка кружит голову и придает твоему бесконечно долгому существованию новых ярких красок. Однако нужно помнить, что как и любой наркотик это затягивает и однажды, забывшись и поддавшись эмоциям можно наделать таких дел, что разгребать потом, придётся не одну сотню лет.
Изящным кинжалом ручной работы по рукояти которого зеленой змейкой обвивая её, стекала россыпь мелких изумрудов, я порезал колбасу (неслабый батон « Любительской») и головку сыра с загадочным названием «Счастливая корова» на три равных части. Я в первый раз за все время мысленно окликнул своих сообщников.
Первым как ни странно появился обычно неторопливый Петрович, он нес с собой две удочки и чудовищный подсак, даже не могу предположить на какую рыбу расчитаный, вчера он мне казался меньше.
-Предупреждать надо Босс,-: с легким упрёком молвил этот образец послушания.
-Мы там с Вольдемаром, чуть не обосрались, когда ты вдруг в голове заговорил, да ещё эта музыка, я думал всё Ваня, конец пришел твоей службе, ан нет отпустило как до тебя дошел.
-Да как- то это непривычно Босс, нельзя ли по старому?-: спросил немного ошарашенный Вова быстрыми шагами догнавший напарника.
-Привыкайте, то ли ещё будет-: обнадёжил я и добавил:
-Это еще ерунда, мы с вами немного позже пообщаемся образами, вот где веселуха, только за воздух хватайся: - уверил я.
Мы быстро закончили незатейливый завтрак, я обратил внимание на Петровича, который не сводил зачарованных глаз с моего кинжала и сообщил им сногсшибательную новость. Они сегодня будут ставить 15 метровую вышку, а сей драгоценный предмет, без сомнения станет прекрасной наградой тому, кто преуспеет в строительстве больше других. А поскольку я не участвую, то шансы у них равные.
Немного пошарив в инфосфере планеты, я прямо в их (совершенно не отягощенные инженерными навыками) головы залил несколько особо интересных чертежей и технологий постройки смотровых вышек из дерева. По их заинтересованным лицам я понял, что информация дошла куда следует, с чем их незамедлительно поздравил и пожелав успехов в труде отправил в лес на поиски нужных деревьев, великодушно разрешив позвать меня, « если что».
Сам я запланировал ещё с утра, доброе дело и теперь спешил осуществить задуманное. Пройдя по заросшей дорожке к саду, я остановился в легком замешательстве, здесь проще было выкорчевать старый и посадить новый, чем пытаться облагородить старый наглухо переплетенный колючками сад. Но я, все же, попробую. Растворившись в окружающей природе и постаравшись стать с ней единым целым я начал накачивать деревья жизненной силой (тут главное не перестараться). Из колючек и разного рода сорняков я эту самую силу стал наоборот оттягивать и перенаправлять её потоки в на старый больной розовый куст, который давно уже стал колючим шиповником.
Со стороны это выглядело примерно так, все колючие, ползучие и вьющиеся сорняки, а также давно одичавший кустарник с начала пожелтели и завяли, затем стали коричневые, наконец почернели, скрючились и рассыпались прахом. Легкий ветерок тут же подхватил его, закружил и развеял по участку. По мере того как умирали сорняки, розовый куст оживал, поднимался расправляя свои шипастые руки ветки. Стебли из жёлто зелёных становились нежно изумрудными, а венчали это чудо природы три огромных бордовых бутона, появившиеся на свет немного раньше своего срока.
Что касается самих деревьев, то они страшно скрипели просыпаясь от долгого сна, их согнутые временем старые спины распрямлялись щедро подпитываемые силой ранее им недоступной. Они тянули к солнцу свои кривые руки, которые наливались былой силой, они радовались каждой пчеле или бабочке садившейся на их шершавую кожу. Я плавно перекрыл поток энергии превратив его с начала в ручеёк, который затем с тихим хрустальным звоном рассыпавшись на мелкие серебристые струйки иссяк. Выпустив на волю взятую взаймы силу, я с видом заправского садовника прошелся по своим владениям.
Надо заметить, что теперь мой надел выглядел гораздо больше, теперь обрисовалась примерная граница леса и стало более или менее ясно, где всё начинается и где заканчивается. Конечно можно было узнать все точнее из того же тумана, но я старался без надобности этого не делать, пусть в жизни остаётся интрига. Твердо пообещав себе когда - нибудь поставить здесь пасеку, что бы потом жрать мед руками прямо из большой дубовой бочки. Я ещё немного помечтал в тени дома и решил прогуляться к озеру, отчаянно гадая, зачем Петрович не так давно таскал с собой удочки. Найдя нехитрые орудия для охоты на рыб, там же где их оставил утром Петрович, они сиротливо стояли рядом с верандой. В заброшенной клумбе тут же, я поднял из влажной земли с десяток червей разного размера и поспешил к воде. Пока не прибыли гости и не развязали бурную деятельность, я был совершенно свободен, ( как говаривал один местный персонаж своему другу медведю) так что мог позволить себе, некоторые маленькие слабости, которых зачастую лишен при посещении мира разумных.
Размахнувшись, я отправил наживку почти к самой границе полога, что пролегала метрах в ста от нашего берега. Катушка тихо зашипела, щелкнула и остановилась на 87 метрах, еще одним тихим щелчком известив меня, о том что леска закончилась. Я немного подмотал катушку уселся прямо на холодный песок и стал ждать. Однако вместо вожделенной рыбы на обед, я дождался настойчивой просьбы немедленно вмешаться, иначе будет как в прошлый раз, о чем меня предупредил взволнованный голос Вольдемара.
Ну никуда нельзя отпустить одних, обязательно вляпаются в неприятности. Я установил удочку в заранее приготовленную рогатку, встал, отряхнул штаны от назойливого вездесущего песка и шагнул в ледяную мглу под мирового пространства.
Выскочил я неподалёку от небольшой просеки, на которой мои верные оруженосцы держали оборону и готовы были уже перейти в решительное наступление. Армия наступающих состояла из четырёх молодых парней вооружённых двумя карабинами « Сайга» и двумя топорами на длинном топорище, а также группы поддержки состоящей из десяти лесорубов вооруженных бензопилами и разнокалиберными мачете. Решив не допустить кровопролития, я вышел из-за толстенного кедра и предельно вежливо поинтересовался:
- Извините господа, а что здесь собственно происходит?
- А ты еще что за говно?: спросил меня в ответ парень в красной куртке с надписью «слава чемпионам» по английски.
Во первых молодой человек, не нужно грубить старшим. Во вторых предлагаю, добровольно сдать оружие включая бензопилы и мачете. И наконец в третьих, не сделаете как я говорю…..
Меня беспардонно перебили выстрелив мне в правую коленку. Я удивлёно посмотрел на стрелка, это был тот же наглый парень в красной куртке. Он был удивлён не меньше меня, глядя как расплавленный свинец стекает по моим штанам не причинив ни мне ни моим шикарным туристическим брюкам абсолютно никакого вреда.
-Этого не трожте-: только и успел сказать я не без садистского удовольствия наблюдая как мои верные товарищи в благородном порыве отомстить за мою поруганную честь, ломают конечности и лицевые кости супостатов. Вмешался, разрулил миром называется. Стареешь брат, ошибки такие делать начинаешь, что дальше будет? Я прекратил всё это безобразие лишив сознания всех участников конфликта, пока ещё остались не покалеченные люди способные помочь остальным добраться до врача. Окинув взором ристалище я подсчитал потери, со стороны адептов Равновесия потерь не было, если не считать заново разбитых в кровь кулаков (с этим надо, что- то делать) и порванной на спине майки. Со стороны противника потери были более значительные, трое с переломами средней тяжести один с тяжёлым переломом бедра была повреждена бедренная артерия. Я немедленно вмешался, срастил её и удалил острый осколок, но не более того, пусть прочувствует в полной мере, то, что я собирался сказать им на прощание. Так же шесть человек имели ссадины и ушибы разной степени тяжести, трое не пострадали вообще (не считая того, что лежал передо мной) и просто мирно спали в общей куче. С начала я поднял своих товарищей и опережая вопрос сразу дал ответ:
-Потому что иначе вас было не остановить, да и этих жаль.- Я кивнул на лесорубов разбросанных вдоль просеки.
-Они люди подневольные, а вы их вдоль и поперёк, нельзя же так. Будете с сегодняшнего дня медитацию осваивать, иначе рано или поздно вы кого -нибудь обязательно убьете. Рассказывайте, чего они хотели, только постарайтесь коротко и без мата.
Слово взял Иван Петрович:- Ну если коротко, шли мы значит вдоль просеки лес подбирали нужный, тут эти четверо по началу их правда двое было, как черти из табакерки шасть, и сразу к нам: - Мол какого хрена вы здесь делаете, проваливайте отсюда, это наш лес и мы его валим, а вы идите в жопу.
-Мы ведь тебя поначалу звать не хотели, но они за ружья по хватались и мы решили без тебя их не мочить, а оно вишь как вышло, кто же знал что эта крысятина палить начнёт.
И с этими словами он от души пнул бесчувственное тело, что лежало напротив меня.
-Босс можно я ему в очко карабин засуну, прикладом вперед:- немного подумав дополнил свою просьбу, как всегда красноречивый Вольдемар.
Я обещал рассмотреть его предложение и повелел своим помощникам собрать все оружие, включая бензопилы и ножи. Один карабин я взял себе, прислонил его к дереву, устало вздохнул и разом поднял остальных участников сражения. Сознание вернулось к некоторым из них дикой болью от разорванных связок и поломанных костей своими острыми краями впивающимися в плоть. К звукам весеннего леса добавились стоны и вопли, а так же проклятья в наш адрес и отборный мат. Подождав пока они осознают где они и что с ними произошло я весело подмигнул Вове и напустил жути.
Крылья за моей спиной в очередной раз опустились и горячий ветер преисподней своим обжигающим дыханием коснулся горе лесорубов, опаляя волосы и оставляя на коже неприятные ожоги. По моему телу, сотканному из белого пламени, изредка волнами пробегали алые всполохи, на пламенеющем, безумном лице, как две яркие звезды горели синим бесноватым огнём глаза существа беспощадного, но справедливого. Так всё происходящее виделось мне, а что увидели люди в панике набившиеся в небольшую яму на другой стороне просеки, можно было догадаться по их совершено безумным лицам единственным выражением на которых, было выражение первобытного ужаса. Решив, что в который раз за прошедшие сутки перегибаю палку, я вернул себе свой прежний, привычный людям облик и громко обратился к Ивану Петровичу:
- Как вы думаете коллега, а не сожрать ли их прямо здесь, неохота домой тащить.
- Да Босс вы как всегда правы, съедим здесь, а то там ещё после ужина котёл не мытый, ну тот в котором вы вчера егеря сварили:- поборов страх перед недавним демоном, который был вместо меня, виртуозно подыграл мой сообщник.
- Конечно вам хорошо, вы чуть свет ногу доели, что я себе с вечера на завтрак оставил, а мне в рот даже маковой росинки, даже пальчика не попало:- обижено проворчал Вольдемар, копаясь в куче трофеев и выбирая нож побольше, при этом загадочно поглядывая на стрелка, который в ужасе скрючился у моих ног.
- Браво Вова!!! Станиславский аплодирует тебе стоя. К ароматам свежеспиленного кедра добавился новый, резкий. От него не хотелось дышать носом, а на глаза наворачивались крупные слёзы.
- Фу, не буду это есть-: сказал я и брезгливо отпихнул от себя воронёным стволом карабина, отважного браконьера. Он жалобно выпустил газ, добавив ещё немного яду к свежему лесному воздуху и поспешил укрыться в лесовозной колее.
- Это что у вас защитная реакция такая, травить врага токсинами в надежде, что вас не съедят?-: спросил я у густо покрасневшего Петровича, лицо которого стало в этот момент похожим на спелый гранат с усами.
- Этому дельному совету изо всех сил поспешили последовать еще несколько человек.
- Хватит срать -: чуть громче чем надо, не выдержав рявкнул я тем самым только значительно ускорив процесс.
- Всё с меня хватит -: решительно заявил я.
- Запомните на всю свою оставшуюся жизнь этот день, запомните и расскажите детям, а потом внукам, выводы я уверен, каждый сделает сам, от себя добавлю в жизни всего должно быть поровну даже хамства.
- Пойдёмте скорее отсюда «комрады» - я взял своих товарищей за плечи и решительно развернул в сторону леса.
На пол пути к дому я завернул Вову назад, велев принести две бензопилы и ружья, а так же всё топливо котороё найдёт. Оставшийся до нашей небольшой усадьбы путь, мы с Петровичем преодалели за неторопливой беседой на самые неожиданные темы:
- Скажи Босс, а что будет с этими? - он махнул рукой себе за спину.
- Это зависит только от них - ответил я.
- Захотят жить нормально, бросят всё это организуют бригаду и будут законно лес валить, при таком варианте развития событий проживут долго и счастливо, при всех остальных вариантах, либо нож под ребро в тёмном подлеске, либо тюрьма.
- А ты можешь видеть будущее? - неожиданно спросил он.
- Нет, и наверное никто кроме творца не может, только он во всей вселенной знает свой замысел. Я лишь могу увидеть варианты развития этого самого будущего, а увидеть то чего ещё не произошло, боюсь не может даже он.
На какое - то время он оставил меня в покое, видно переваривая сказанное мной, а потом решительно заявил:
- Значит бог всё таки есть.
- Смотря, что ты под этим подразумеваешь, ес
Отправить личное сообщениеОтправить сообщение на e-mailЖурнал пользователя
Top
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темы    Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса